POETRY

POEMS

Гармония, ритм, мелодия, слово
Четыре слагаемых мира живого
Четыре струны — завитка длиннотелых
Четыре дороги — чтоб песня запела
Для радости, горя, для сна и для танца
Четыре пространства.

Когда тебе дана волшебная способность
Плести из звуков ткань и вышивать словами
По рисунку мысли
Зачем тебе молчать?

Талант его велик, но пуст и злобен
Где нет любви, там Музы – инвалиды.

Он жил, как сказочный принц
Закрывшись от жизни стаканом
И время текло солутаном
По венам стеклянным, и падало
Падало вниз…

Друзья уходят, я не помню дат
И не хожу на кладбище с цветами
Высокий стиль застолий поминальных
Мне скушен и смешон. Живым я рад!
Уйти в расцвете лет, напившись дряни
Бесценный жизни дар отдать за фук
Мир бесконечный утопить в стакане…
Мне жаль. Но к небу я не поднимаю рук
И не кричу: «За что?!» и «Почему?!»
Не плачу. Вы себя убили сами.
Таланта крест, толпы непониманье
Всё оправданье лености ума
И глупой гордости: «Ведь я же круче всех
Так, где же мой венок, цветы, признанье?!»
Геройство саморазрушенья – блеф
В страданьи правды нет. Надрыв – пустышка.
Неврозов груз – как при ходьбе одышка
Помеха лишь при восхожденьи вверх
В трудах на радость всем таланта путь
Восторг побед, уроки поражений
Блаженство видеть бытия скольженье
Вот жизни смысл, вдохновенье, суть!
Друзья уходят, я не помню дат
Не плачу. Возвращайся трезвым, брат!

Варяжской доблести наследник
Прищура глаз степных наследник
Лесных звериных тайн хранитель
Тамбовский волк, болотный змей
Сибирь тебе жилищем стала
Холодным снежным одеялом
Накрыв полгода, и полгода
Свирепым солнцем обогрев
Ты на камнях не резал руны
Твои Велесы и Перуны
Остались дома, древних капищ
Забылись, смолкли голоса
Здесь жил народ крутого нрава
Но водка – знатная отрава
«Закон – тайга, ясак по праву!»
Ты крикнул в эти небеса
И победил. Твои повозки
Степи хазарской отголоски
Топор да ложка – скарб неброский
Катились дальше на восток
И мягкий «разгавор масковский»
Сменил сибирский говорок.

И стану я совсем седой и старый
И будут дети надо мной смеяться
Блаженство — летом в майке и подтяжках
На лавочке сидеть и улыбаться
Друзья – кто жив – придут в субботу в гости
Над чашкой чая потрындеть о вечном
И вспомнить глупой юности заботы
И погрустить о шалостях беспечных
Собака будет спать на солнцепёке
И внуки позвонят из-за границы
А в небе – как всегда – всё то же солнце
Всё те же облака и те же птицы
И время остановит бег устало
И сядет отдохнуть со мною рядом
И жизнь пройдёт – не много, и не мало
А ровно столько, сколько было надо.

Меня тошнит от этих сладких песен
Любви стенанья глупы и смешны
Когда живого чувства лишены
И искренности нет, и чувства меры.

Окно, цветы, поёт бюль-бюль
Сижу, пишу, уже июль
Опять июль, опять цветы
Мечты, кусты, дожди, холсты
И очень хочется холстов
Вино без слов и кровь в вине
В крови вино и в тишине, и в глубине
А что же там, где не сказать
И не украсть, но можно взять
Забить, налить, сварить, понять
Уйти совсем, успеть, узнать
А оглянулся – не догнать
И что же там? Ведь я там был
Я видел всё. И всё забыл
И не устал, как не любил
Лепил, лепил. Наверно жил.
Куда идти? Везде светло
Везде темно и так тепло
И хорошо. И я назло.
И не везёт. И повезло.
И не дышать и не грустить
И на свободу отпустить
Себя. Его. Того. Сего.
И ничего, и никого
И далеко, а так легко.
Ногою в пах, в глаза песком
И по крапиве босиком.

Я утомлён пробегом, мне смешно
Развеяно друзей очарованье
Пусть лучше одиночества молчанье
Укроет вечер скромным полотном
Без вышивок, узоров, макраме
Без умных слов и фраз витиеватых
Ни пострадавших нет, ни виноватых
Пусть розы прорастают на дерьме
Но без меня сегодня, я устал
Мне время разложить спокойно камни
По полкам – это метод мудрый, давний
Для тех, кто жить ещё не перестал
В иллюзии смешной, что камни есть
И есть печаль, и молодость, и старость
И шторм, и штиль, и одинокий парус
И сказочка про истину в вине
И бесконечный бой добра со злом
И муки творчества, и солнечных затмений
Игра небесная, и знаков, и знамений
Что есть «вчера», а после есть «потом»…
Покой ума – мой настоящий дом.

Капля дождя на веточке тонкой и гибкой
Долго висит, удивляя мир постоянством
И наслаждаясь искристым сиянием сферы
В мягких осенних лучах заходящего солнца
Но переполнившись мерою влаги и жизни
Падает вниз, исчезая в земле, терпеливо
Ждущей своё под покровом палой листвы.

Пусть не прервётся снежная тонкая линия
Пусть безграничность станет на вкус осязаемой
Способы есть, есть приёмы, подходы… нет имени
Этой свободе. Мы бродим вокруг неприкаянно
Мним глубину свою чинно, сверкаем наградами
Только от этого радости нет, как ни тужимся
Нам безымянность преградой. Мы, собственно, рады бы
Просто прыжкам в неизвестное плохо обучены
Пусть не прервётся снежная тонкая линия
Пусть безграничность станет на вкус осязаемой.

SONGS

Уйми свою печаль, бешеный пёс
Поставь себе печать — визу до звёзд
Открой пошире дверь, выброси хлам
Чтоб нечего украсть было ворам
Поставь на паруса знаки любви
Протри свои глаза, сопли утри
Пусть будет так, как есть – здесь и сейчас
Дай птице улететь!
Бешеный Пёс! с визой до звёзд
А волны жрать хотят, чем их кормить?
Трёх жирных поросят будем варить
И море угостим тем холодцом
И к матерям пошлём начало с концом.
Бьёт пеной за кормой иллюзионист
Казалось бы вверх, а вот уже вниз
И сколько ни считай, и как ни крутись
Счастливая жизнь!

Я рос кочевником и топот лошадей
Был колыбельной песней для меня
И не было мне запаха родней
Чем молоко и пот, и кровь коня
В степи границы нет и смерти нет
Есть золотой курган и корм для птиц
И тень шатра, и солнца свет
И жизнь в дороге – сон, мельканье спиц

Откуда этот ветер, откуда эта блажь
Оставив всё, что встретил
Уходишь на рассвете
В мираж!
Археология, этнография
Пытались многие, им не понятен мой
Кураж!

Я господином был всей той земли
Где след копыта моего коня
Мне люди, звери, птицы дань несли
И женщины молились на меня
Удача по рожденью мне дана
И нет пути назад и долог век
И там, где светит солнце и луна
Я буду вновь рождён как человек.

Не спалось что-то в ночь с сентября на январь прошлым летом
Фонари оторвали весло и украли часы
На гитаре играли в кустах комары до рассвета
Серый в яблоках конь и девчонка нездешней красы
А в высокое звёздное небо взлетали ракеты
Выходной День Победы Суббота Весна Первомай!
Уходя — уходить не спеши – как писали поэты
A тут свит, до свиданья, пока, но не надо «прощай! »

И пошёл паровозом бродяга с востока на запад
От сибирско-монгольской горы до пролива La Manche
И Москвы переулки стелили в гостиную на пол
Укрывал с головой одеялом английский туман
Петербурга мистический сон так прекрасен и краток
Всё продаст и всё купит и снова продаст Амстердам
Opera de la Vien где сам Моцарт резвился когда-то
И Париж – comme toujours, как улыбка французской мадам

И не вспомнить уже обо всех, кого встретил в дороге
Все мы люди, а значит – глаза , уши , брови , носы
Только бережно память хранил о своей недотроге
О своей королеве – девчонке нездешней красы
Возвращался домой, что бы снова от дома отчалить
Ясный свет её северных глаз вспоминая в пути
Уходя – уходи не спеша, и не надо печали
Се ля ви, mon ami, и давай, если надо идти

Сколько дней нам ещё хлопотать – то кукушка расскажет
На какой чужедальней земле – знает ветер один
А подругу по жизни пусть сам себе выберет каждый
Да цветёт безгранично любовь от соплей до седин
И взлетают пускай в это ясное небо ракеты
И рекою течёт наших лет золотое вино
Ведь неважно, любимая, где я и где ты
Потому что мы вместе всегда, мы с тобою – одно.

Я буду с тобой…
Даже если земля
Остановит свой танец под солнцем

Я остаюсь навсегда
Даже если сюда
Никогда и никто не вернётся

Мне не о чем больше жалеть
И ни горя, ни страха теперь я не знаю
Стоит мне лишь захотеть
И вселенная рухнет, исчезнет, растает…

Я знаю тебя
Знаю нежность весны
И зимы ледяной поцелуи

Мне хватит тепла
Хватит солнечных дней
Чтоб солдаты мои отдохнули

Пусть в небе осеннем любви
То и дело печальные тени мелькают
Прочь я их всех отпустил
Я их всех отпустил, и себя отпускаю прочь…

Я не буду с тобой…
Я не буду с тобой…

Шумного застолья козырной валет
Жил герой – любовник, стройный как кларнет
Ласковой улыбки, пальцев нежных рук
Не забудут никогда сто его подруг

Любовь как солнце – не накинешь аркан
Любовь как небо – не засунешь в карман
Любовь свободы – дочка, мать и сестра
И не купить её и не украсть

Годы пролетели, звон бокалов стих
И теперь всё чаще праздник для двоих
И резвятся дети, бодро в полный рост
Вместо пива «Сокол» прёт Овип Локос

Но как всегда…Любовь как солнце – не засунешь в карман
Любовь как небо – не накинешь аркан
Любовь Свободы – дочка, мать и сестра
И не купить её и не украсть.

Вечер серым веком глаз прикрыл
И глядит насквозь в туман ресниц
Типа, мол, чего-то позабыл
И листает памяти страницы

И опять обманчивая даль
Обещает всё назад вернуть
Только, если здесь чего-то жаль
То тебе и там не отдохнуть

И здравствуй долгая, холодная зима
За которой неизбежно лето
Хочешь – здесь, сейчас твоя тюрьма
А хочешь – праздник жизни в море света

Распласталось утро по земле
Пышным покровом белёсых туч
И от наслажденья охмелев
Мы летим на ближний солнца луч

Только мы с тобой не мотыльки
Сами, если надо, обожжём
Вены режут в общем мудаки
Мы своё здоровье бережём

И здравствуй, долгая холодная зима
За которой неизбежно лето
Хочешь – здесь, сейчас теперь твоя тюрьма
А хочешь – праздник жизни в море света!

И в солнечной Австралии, и в пасмурной Гренландии
Конечно, небо есть над головой
И можно напрягаться, и можно расслабляться
И можно просто быть самим собой

Нам очень крупно повезло, родятся дети от любви
И есть друзья и красное вино
Но хочется – не хочется, лимит у всех закончится
И станет важно только лишь одно:

Узнал ли ты, зачем всё это было?
Готов ли ты к тому, что будет дальше?
Уличный музыкант, безымянный герой
Give all the best what you can!
Уличный музыкант, рукавичка с дырой
И наплевать на акцент!

А в мире удивительном, где всё волшебным образом
Выходит и заходит во и вне
Чтоб на коне остаться и с кайфом покататься
Учиться надо ездить на коне

И можно в деловых играть, и в экипажах зажигать
Везде, где небо есть над головой
И можно положить на всё и по подъездам пить лосьон
А можно просто быть самим собой

Сейчас и здесь, а дальше будет ясно
Ты жив и ты в пути – вот и прекрасно!
Уличный музыкант, сухопутный моряк
Give all the best what you can!
Уличный музыкант, не печенег, не варяг
И наплевать на акцент!

Расскажи, покажи
Приголубь, успокой
Как щенка оближи
Одеялом укрой
Там, за далёкою далью
Здесь, в самом центре вселенной
Мир разукрашен печалью
Ты – счастлив так незаметно

Кто умней, кто сильней
Кто нежней, кто нужней
Никогда, ничего
Потому что всего
Хватает там
За далёкою далью
Здесь, в самом центре вселенной
Путь разукрашен печалью
А ты счастлив так незаметно.

Мечтать – пузыри на губах
Курить – веселиться скромней
Не знать, что все тузы в рукавах
Любить, чтобы было больней

Если ты никому не нужен
И никем утром неразбужен
И никто к тебе в гости не идёт
Завтра будет всё наоборот.

У старого боцмана нет больше сердца
Его откусили акулы
На всём побережье свирепее нет моряка
Он штормы видал, и его корабли
Уже не однажды тонули
Он трезв по все дни, и походка его легка

Он весел и зол, осторожен и чуток
Он миру открыт нараспашку
Ведь нечего прятать, секреты все смыло волной
Он будет шутить, когда всем не до шуток
И песни орать, если страшно
Над миром смеяться, а больше всего – над собой

Старый боцман скалит вставные клыки
В доме на берегу реки
Ветер подскажет слова, камень с водой подпоют
Жить надо просто – и люди живут.

У старого боцмана нет больше сердца
И глупых страстей хоровод
Пусть в бешеном танце кружится теперь без него
Нет, он не устал, в нём достаточно перца
И крови поток в жилах бьёт
Но он наигрался в игру про себя самого

И если вы спросите: «Что будет дальше?»
Он честно ответит: «Не знаю!»
Да много ли смысла в пророчествах и ведовстве
Ведь каждый момент этой жизни прекрасен
И радостью мир зажигает
И счастье со мною всегда, и с тобою в родстве

Старый боцман скалит вставные клыки
В доме на берегу реки
Ветер подскажет слова, камень с водой подпоют
Всё очень просто, так люди живут!

В каждом мгновении – вечность
В каждом движении – тайна
Руки друг другу закинув на плечи
Мы танцевали танго

Город то спал, зажмурясь
То бодр был и весел
Годы свистели, как ветер по улицам
Мчались словами песен

Был бесконечно прекрасен
Старый немодный танец
Нежен, игрив, опасен
Даже смешон местами

И в череде движений
Мы познавали вместе
Мир – как любви отраженье
Жизнь – как слова из песни.

Полная, белая в небе луна
Жизнь твоя – лодочка, в море одна
Коротко, долго ли по морю плыть

Грустно ли, весело ль в море одной
В поисках берега плыть за луной
Выпить – налить, вспомнить – забыть

Когти ли, зубы ли, прибыли – убыли
Выдали – задали – удали – надо ли…
С севера, с юга ли, с юга ли, с юга ли
Пепел на угли, пепел да угли
Выпить – налить, вспомнить – забыть

Рыбка живёт под водой глубоко
Птичка парит в небесах высоко
Ясных пространств познаёт красоту

А человеку милее земля
Там остановка, там отдых, моряк
Пусть будет дом тебе в каждом порту

Когти ли, зубы ли, прибыли – убыли
Выдали – задали – удали – надо ли…
С севера, с юга ли, с юга ли, с юга ли
Пепел на угли, пепел да угли
Пусть будет дом тебе в каждом порту

Если же вдруг морячок заскучал
Там хорошо, где ещё не бывал
Ветер в груди если спать не даёт

Значит, и правда, во все времена
Вслед за зимой наступает весна
Пусть твой корабль без тебя не уйдёт.

Когти ли, зубы ли, прибыли – убыли
Выдали – задали – удали – надо ли…
С севера, с юга ли, с юга ли, с юга ли
Пепел на угли, пепел да угли
Пусть твой корабль без тебя не уйдёт.

Не волнуйся, всё будет хорошо
Нам любовь совсем пропасть не даст
Нам Весна споёт не раз ещё
Нам любовь отдаст свой синий глаз
(Да он и так уже у нас)

Танцы, танцы на берегу реки
Снова вместе рыбки и рыбаки
Слышишь, слышишь, бьёт наверху барабан
Шива пьян. Харе Шива пьян

Из-за леса, на розовом коне
Вдаль по небу плывёт его коса
Кто-то скажет – немного не в себе
Кто-то вздрогнет, посмотрит в небеса

Танцы, танцы на берегу реки
Снова вместе овцы и пастухи
Слышишь, слышишь, бьет наверху барабан
Шива пьян. Харе Шива пьян
Харе Рама пьян, Харе Вишну пьян
Харе Кришна пьян!

Всадник едет и песенку поёт
Самоцветы ручьём из рукавов
Он рассыпал — кто видел, тот найдёт
Счастье рядом, лишь несколько шагов.

Где-то здесь Уленшпигель, дождливая Фландрия
Щерится крышами, трубами чёрными выше и выше
И за острые шпили готических башен
Цепляются тучи – дождливо и холодно, так не по-нашему

Позови Дядю Го, разгадай Дядю Го
Нарисуй на картинке всё самое лучшее
Полюби Дядю Го, как себя самого
Может больше не будет удобного случая

И в осенний прилив, и в весенний закат
Кто-то в белом костлявой нам машет рукой
Иногда так легко повернуть всё назад
Стоит лишь на картинке найти Дядю Го

Угадай Дядю Го, выбирай Дядю Го!
Выбирай в этой жизни всё самое лучшее
Даже если не будет удобного случая
Посмотри, как похож на тебя самого
Дядя Го так похож на тебя самого.

Я люблю этот город, и улицы здесь мне не врут
Здесь не Невский проспект и не Шонз Элизэ
Каждый раз, убежав далеко-далеко
Я снова ехал домой, я возвращался к тебе

Барнеаполь, южно-сибирский курорт
Тихий угол медвежий, но люди здесь тоже живут
Барнаул, старый речной пароход
Монте-Карло молчи, отдыхай Голливуд

Я люблю этот город, здесь стены мне песни поют
В жарком мареве лета и лютой красоткой зимой
Старых двориков тень, белоснежных сугробов уют
Я менять не хочу, Барнеаполь, я твой

Барнаул, мой вечно юный старик
Ты зарос коноплёй, а я взял, да и бросил курить насовсем
Барнеаполь, твой агропромышленный шик
Я смеюсь над тобой, но я здесь буду жить
Я смеюсь над собой, что я здесь буду жить
Я смеюсь над тобой, и я здесь буду жить.

Опять пришла весна
Под солнышком сосна
Свой запах отдаёт людям
На два шага вперёд
Он вышел из окна
Он думал – проще так будет
Но мир – смешная вещь
И если что-то здесь
Сегодня ты не смог скушать
Бессмысленно бежать
Вернётся всё опять
Чем дальше в лес – тем сон глубже

Но если ты
Никому ничем не должен
И целый мир
Обнимаешь по утрам
И смерть тебя
Обмануть уже не может
То небо ты
В этот раз коптишь не зря!

И будут говорить,
Что очень трудно жить,
Что не найти никак счастья
Не слушай и не трусь
Где радость – там и грусть
А выбрать, чем дышать — в твоей власти
Ведь мир – смешная вещь
И в нём уже всё есть
И лето, и зимы стужа
И незачем бежать
Вернётся всё опять
Пока другим твой сон нужен!

И если ты
Никому ничем не должен
И целый мир
Обнимаешь по утрам
То смерть тебя
Напугать уже не сможет
Ведь в этот раз
Небо ты коптил не зря.

Вот змея, что себя укусила за хвост
Колесом бесконечных дорог
Дивным сном в облаках
Твой летел паровоз
Ты другого не знал и не мог

Спал бродяга, месяц в небе
Звёзд раскинул сеть
Ты в неё, счастливчик, угодил
Ветер запредельную
Песню будет петь
С глупым сердцем у тебя в груди
С сердцем вольным у тебя в груди

И открыта ладонь
И не заперта дверь
Прочь сомнений игрушечный яд
Ты удачу прими
И на прочность проверь
Этой сказки фальшивый фасад

Жги бродяга, месяц в небе
Звёзд раскинул сеть
Ты в неё, счастливчик, угодил
И молчать тебе причины нет
Пускай поёт
Сердце дикое в твоей груди
Сердце жадное в твоей груди
Сердце вольное в твоей груди.

Не пугайся, если в ночь птица закричала
Он уходит, чтобы вновь всё начать сначала
Он уходит, как пришёл
Ничего с собою не забрав
За собой его ведёт яд пяти отрав

А над землёй спят облака
Ветер-кайчи сказку поёт
Мерно течёт неба река
Так не похоже, что кто-то ещё уйдёт

Кто-то в море утонул, кто засох от жажды
Всё, что вылезло не свет, в прах уйдёт однажды
И сюжетам нет числа
В этом был старик Шекспир не прав
А режиссёр всегда один – яд пяти отрав

А над землёй спят облака
Ветер-кайчи сказку поёт
Мерно течёт неба река
Так не похоже, что кто-то ещё уйдёт.

Без афиш и цветов, без лимитов по времени
В хороводе желаний и страстных надежд
Возникают миры, и без тени сомнения
Мы играем в рождение, жизнь, и смерть
И с высоким искусством все роли исполнены
Благороден герой, гениален подлец
Колбаса на столе, чаши ядом наполнены
Эй, хватай девку-жизнь, и тащи под венец

А я танцую со скрипкой по жизни, мадам
В ритме этого танца стучит моя кровь
Остальное, мадам, я легко вам отдам
И корону, и фрак, и народа любовь

Сколько тонких умов заблудилось в понятиях
Сколько жарких сердец прогорело зазря
Если радости нет, жизнь – пустое занятие
Если нету любви, то руби якоря
И пускай в нашем танце нет перьев со стразами
Нам не нужно казаться, достаточно быть
Кровь по жилам несёт танец вечного праздника
Это счастье внутри невозможно убить.

Кому война, кому мать родна
В воду княжна, мужские забавы
Причины есть – доблесть и честь
Зависть и месть, всё по уставу

Но когда бодаться с врагами устал
Закопал топор, и гармошку достал
Понял, что всю жизнь сам с собой воевал
Солдат
Из окопа вылез на чистую гладь
Позади Москва – есть куда отступать
А войны урок – не гадай наперёд
Не смотри назад

Кому любовь, а кому морковь
Порченая кровь, хлопоты пустые
Женщин и мужчин, вовсе без причин
Учат ревновать боги холостые

Но когда давиться от жабы устал
Жабу отпустил, и счастливее стал
Понял, что всю жизнь сам к себе ревновал
Солдат
Из окопа вылез на чистую гладь
Впереди Москва – есть куда наступать
А любви урок – не гадай наперёд
Не смотри назад.

Играй, если сердцем живой
Плевать на чертей за спиной
Несут тебя годы
Как вешние воды
Давай, небо песней накрой

Наш дом там, где птицы крыло
Один, всем границам назло
И пусть снег и ветер
В пути тебя встретит
Лети, твоё время пришло

Печаль – только радости тень
Из тьмы вновь рождается день
И нет ни конца, ни начала
Крылатым не нужен причал
Весь мир на ладони твоей

Споёт под крылом синева
Простые, смешные слова
И страх растворится
А птиц вереница летит
Там, где песня жива.

Отсвистели птички
Отцвели цветочки
Были дочки-матери
А стали мамки-дочки
И теперь как-будто
Ну ничего не надо
Лютик-незабудка
Детям дали яду

Едут пассажиры
Глупой электрички
Катят по приборам
Валят по привычке
И кому-то страшно
А кому-то больно
Эх, поплачем, детки
Чтоб завтра были все довольны

Веселились крошки
Отрывались рыбки
Исправляли детки
Папины ошибки
И под этим небом
В этом самом теле
Мучились вопросом
Да кто ж они на самом деле

Да просто пассажиры
Глупой электрички
Катят по приборам
Валят по привычке
И кому-то страшно
А кому-то больно
Эх, поплачем, детки
Чтоб завтра были все довольны.

Отпусти себя на волю
Вдаль по небу распишись
Скоро будем все довольны
Жить на свете зашибись

Выгляни в окно
Кто же там поёт
Плод созрел давно
Ветер песню шьёт
Вырастали звери-дети
Улетали журавли
Расставляли боги сети
Пастыри овец пасли
Вымирали динозавры
Раздавали ярлыки
Здесь рассветы, там закаты
Водка, злые языки

Задували черти свечи
Расступалась темнота
Выходили две подруги
Суета да маета
Две подруги – жучки злые
Заводили хоровод
Песни пели, разводили
Кто родится, кто помрёт
Да кто свободен – тот и счастлив
Кто тоскует – тот и жив
Если больно – это просто
Острый жизни рецидив

И раздолбанные нервы
По гармошке бряк, да бряк
Вспоминали самый первый
Развесёлый Слынчев Бряг
Да было б что, простим, забудем
Водки надо, так нальём
Покурить – давай покурим
Живы будем, не помрём.

Ты слышишь соло паровозного гудка
И на прощанье я скажу тебе – пока
Нам всё понятно – поработать, отдохнуть
Давай поговорим с тобой ещё чуть-чуть
Ещё немного на прощанье добрых слов
И будь здоров

Нам солнце ласково светило столько дней
И я уверен, дальше будет веселей
Не в первый раз нам одиночество в гостях
И лучший друг – телеведущий в новостях
Ещё немного, и я вернусь сюда под тот же стук колёс
Не надо слёз

И гонят, гонят нас по жизни злые поезда
Кого до завтра, а кого-то навсегда
И стук колёс нам не даёт порой уснуть
Давай поговорим с тобой ещё чуть-чуть
Ещё немного на дорогу добрых слов
И будь здоров.

Оставит дивные рисунки на асфальте стадо голубей
Раскрасит солнце ветром , грязью, небом и листвой весна
Моя любовь идёт-бредёт по белу свету с узелком
Но не узнать, не заглянуть, не догадаться, что несёт она

А добрый конь идёт за нею, как собака по следам
И чистый ангел, ясный сокол на работе день-деньской
И уплывают дни, минуты, лица, поезда
А я в иллюминатор вам машу рукой

Ты управляешь вертолётом, я играю, скажем, на трубе
Мы задохнёмся, если долго будем плавать под водой
И как приятно забежать на чашку чая к самому себе
И как печально возводить курганы над самим собой.

Я солдат на плацу, я нектар на губах
Я слеза на щеке при святых житиях
Я пчела у виска, я любви водопад
Я без меры тоска, я так рад

Я пятно на стене, я и пламень, и лёд
Я могу объяснить, и никто не поймёт
Я звезда в небесах, я похмельных сто грамм
Я портвейн на трусах по утрам

Я слепой и глухой, я и Гегель, и Кант
Заблудившийся ветер, больной музыкант
Я холодный, как камень, я мягкий, как дым
Я готов вечно быть молодым

Я непризнанный гений, я нищий, я гёз
Булка с маком – счастливый предел моих грёз
Я стакан анаши, я кумар-курбаши
Алкаши, Чан Кайши, мураши…

Я заливистый смех, я удушливый страх
Я ребёнок, уснувший у вас на руках
Я мечта о мечте, я заманчивый рай
Выбирай, заверни, забирай

Я мотив за окном, я шуршание шин
Я туман у подножья мохнатых вершин
Я стекло в ручейке, я бутылка вина
Я испорченный кран, я весна.

В небе ночка звёздочки развесила
Приходите детки, будет весело
С Рождеством, хорошие, с Рождеством, болезные
На столах накрыто угощение
Нужно только попросить прощения
Огонёк затеплится, и мечта исполнится

Слушай песенку, малыш
Если по ночам не спишь
В путь тебя позвали сказочные дали
Только без любви, малыш
Далеко не улетишь
Ты крути педали, ждать тебя устали

Пять минут осталось до прощания
Пожелания и обещания
Спрятаны скелетики, куплены билетики
Сани мчатся по вселенной весело
Впереди туман, а сзади месиво
Каждому насыпали, посолили, взвесили

Слушай песенку, малыш
Если по ночам не спишь
В путь тебя позвали призрачные дали
Только от любви, малыш
Далеко не убежишь
Ты крутил педали, а тебя догнали

Небеса открыты бесконечные
Пролетай, калечные, увечные
От кнута за пряником, лишь снежок на валенках
Путь неблизкий промелькнёт мгновением
Вдохновением, игрой, забвением
И стоим мы рядышком, кто большой, кто маленький.

Слушай песенку, малыш
Если по ночам не спишь
В путь тебя позвали, микрофончик дали
Только о любви, малыш, много не наговоришь
Ты крути педали, всё уже сказали.


© 2020 Petr Kamennykh